Регистрация

Рубрикатор

Катамнез детей, перенесших неонатальную реанимацию

26 августа 2013г.

Иванов Д.О., Любименко В.А., Шабалов Н.П., Шабалова Н.Н., Чистякова В.Ю., Курзина Е. А., Исламова К.Ф., Иванова Л.И., Федоров О.А., Крюкина Ю.Н., Урусова А.Б., Жидкова О.Б.
Педиатрическая Медицинская Академия, ДГБ № 1, Санкт-Петербург, Россия

Цель исследования: анализ последствий тяжелой перинатальной патологии и длительной реанимации новорожденных детей на основании изучения отдаленного катамнеза.

Материалы и методы. На данном этапе работы обследовано 107 детей 8-и лет (68 - доношенных, 39 – недоношенных со сроком гестации более 32 недель), находившихся в 1994 году на отделении реанимации новорожденных ДГБ№1 г. Санкт-Петербурга. Проанализированы данные из обменных карт беременных, историй родов, историй болезней детей. По нозологическим формам в неонатальном периоде выделено 3 группы: 1 группа – дети, перенесшие острую интранатальную асфиксию - 50 человек (средней тяжести – 28 детей, тяжелой -22 ребенка), 2 группа – дети, переболевшие пневмонией (n=39), 3 группа – дети, перенесшие неонатальный сепсис (n = 18). Все дети осмотрены педиатром, неврологом, пульмонологом. Проведено УЗИ (почек, печени, сердца и т.д.) и антропометрическое (65 показателей) обследование. Записывали ЭКГ, КИГ, ЭЭГ. Исследованы функции внешнего дыхания (ФВД). Проведено психологическое тестирование. Лабораторное обследование: клинический и биохимический анализ крови, коагулограмму, агрегационную активность тромбоцитов, основные гормоны, некоторые параметры иммунитета. По показаниям - генетическое обследование. Родители обследованы терапевтом. В настоящее время планируется обследование всех выживших детей, находившихся на отделении реанимации новорожденных ДГБ №1 в 1979, 1991, 2000 годах.

Результаты. Смертность до 5 лет жизни среди обследованных детей составляет 8,8%, что в среднем в 100 раз больше, чем в популяции. При обследовании установлено, что основной клинической симптоматикой являются неврологические нарушения и нарушения физического развития. Неврологические расстройства выявлены у 76% детей, перенесших асфиксию, у 72% перенесших пневмонию, у 86% – с сепсисом. Характер их был различен. Дисгармоничное развитие установлено у 68,4% в группе детей с постгипоксическим синдромом, у 33,3% в группе детей с пневмонией, у 78%, переболевших сепсисом.

Выявлена повышенная частота пороков развития в группе детей с пневмонией – у 21% и у 52% детей, перенесших сепсис. Это значение превышает популяционную частоту пороков развития в 30-50 раз, что еще раз указывает на крайне неблагоприятное течение антенатального периода и отражает нарушение морфологической и функциональной дифференциации органов плода, определяющие высокую заболеваемость и смертность детей в неонатальном периоде. Обращает на себя внимание высокая частота дополнительных сердечных хорд (20,4%) и пролапса митрального клапана (9,2%) у обследованных детей, в целом по группе. К сожалению, в настоящее время к этим морфологическим изменениям относятся, на наш взгляд, без должной настороженности, хотя, как известно, у взрослых первое рассматривают, как фактор риска возникновения нарушений ритма, а второе - как риск внезапной смерти. Считаем необходимым отметить, что в свое время и в нашей стране (Бакулев А.Н, Мешалкин Е.Н., 1955) рассматривали такие находки как ВПС, что вероятно, оправданно. Пороки развития ЖКТ (у 25%) и почек (у 16%) наиболее часто встречались у больных, перенесших сепсис. Множественные (более 5) малые пороки диагностированы у 38% больных в 1 группе, у 35,7% детей во 2 группе, у 42% пациентов в 3 группе. Обращает на себя внимание наличие множественных стигмы соединительнотканного дизэмбриогенеза, в среднем у 30% детей, независимо от формы патологии. К 8 годам жалобы на нарушения функций ЖКТ предъявляют 40% осмотренных детей. У большинства пациентов время появления жалоб совпадает с началом обучения в школе и сочетается с аномалиями строения желчного пузыря. При проведении УЗИ у 35% детей отмечены деформации желчного пузыря, у 6,6% пациентов – диффузные изменения ткани поджелудочной железы. Интересно, что у 70% детей, имеющих деформацию желчного пузыря, выявлены и другие признаки наследственных коллагенопатий. Высокая частота (24%) геморрагического синдрома по сосудисто-тромбоцитарному типу, возможно связанного с наследственной тромбоцитопатией, наиболее часто отмечалась у детей в группе 2 и 3. Наличие хронических очагов инфекции выявлено у 38% больных в группе 1, у 35,7% - во 2, у 14% - в 3 группе. У 3 детей из группы 1 и у 4 из группы 3 развилась бронхолегочная дисплазия и у 3 детей из 2 группы и у 2 из 3 – бронхиальная астма, хотя особенности ФВД обнаружены у всех пациентов. В 34% семей за рождением ребенка следовал развод родителей. Только 4 женщины из 107 семей решили родить второго ребенка.

В заключении, считаем необходимым подчеркнуть, что даже на такой маленькой выборке можно придти к заключению, что практически ни один из обследованных детей не попал на отделение реанимации «случайно». Все дети имели огромное количество факторов риска, возникших как в антенатальный период, так и задолго до него, и связаны они, прежде всего со здоровьем матери. Поэтому, нам кажется, что главная проблема неонатологии сформулирована давно русской классической медициной: «Каждую девочку необходимо рассматривать как будущую мать». Вероятно, ряд наших проблем мы сможем решить, усиливая профилактическую направленность нашей медицины, что мы, к сожалению, в последние 10-15 лет существенно утратили.



Комментарии

Добавить новый комментарий Для того чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на портале


Блог

  • 10 апреля 2014г.

    Рецепты красоты традиционными способами со всего мира – что нашли, тем делимся

    Мы довольно часто путешествуем (не так часто, как хотелось бы, но все же). Так как мы ездим дикарями, и у нас нет гидов-экскурсоводов, то всю информацию мы черпаем из разных источников. Так, к примеру, мы любим женским составом выбираться в роад-трипы (поездки на машине в Европу). Во время таких поездок, мы запасаемся выдержками о той или иной стране, а также захватываем некую макулатуру о других странах и интересных деталях жизни и культуры других регионов.

  • 31 марта 2014г.

    То чего мы боимся в косметических процедурах

    Есть некоторые косметические детали, которые меня пугают. Например, подстричься и поменять прическу резко, депиляция с помощью воска, жидкая подводка для глаз и красная помада для губ. Я нашла несколько способов того, как все это делать правильно, дабы не бояться.

Новости

Статьи